В Эрмитаже реставрируют редкие экспонаты из дерева

07.11.2018 | 10:28

В Эрмитаже реставрируют редкие экспонаты из дерева

В Эрмитаже приступили к реставрации редких экспонатов из дерева. Как возвращают прежний облик предметам старины рассказала Ольга Скрипкина.

Он долго к этому шел. 250 лет зарабатывал заслуженный отдых. Шкаф знаменитого мастера Давида Рёнтгена служил сначала императорской семье, потом сотрудникам мастера Давида Рентгена служил сначала императорской семье, потом сотрудникам Эрмитажа. Теперь совсем расклеился. «Стал сыпаться, стало все отваливаться. Некоторые бронзовые детали тоже утрачены. А бронзовые детали здесь уникальные», — говорит художник-реставратор Лаборатории научной реставрации мебели Государственного Эрмитажа Дмитрий Мачулко.

Сейчас почетный труженик носит гордое звание «экспонат». Он, кстати, не один такой, у него еще и брат есть. Тот уже отдыхает в фондах музея. Работа на двоих не из простых — хранить драгоценные камеи из коллекции Екатерины II. И не одну, две, а десять тысяч ювелирных украшений. Тяжелый груз ответственности первой не выдержала правая филенка. «Может быть, было дерево влажным, может быть, оно стояло где-нибудь у окна, у батареи. И вторая филенка, которая с этой стороны, ее немного покоробило. Она стала таким корытом. Вот так выгнуло», — комментирует художник-реставратор Лаборатории научной реставрации мебели Государственного Эрмитажа Дмитрий Мачулко.

«Колеснице Вакха» тоже досталось. Клей высох, детали посыпались. Правда, все элементы в сохранности. Даже запасные есть. Внутрь композиции закатился стеклянный глаз. По всей видимости, там его забыл автор Симон Трогер. Впрочем, удивила реставраторов скорее не находка, а то, как мастер смог поместить цветное стекло в глазницы античных персонажей. «В голове сделано отверстие. Вот пробочка наверху головы. Там просверлены два канала. И глаза вставлены изнутри», — говорит художник-реставратор Лаборатории научной реставрации мебели Государственного Эрмитажа Андрей Романов.

Всего семь фигур, а сколько деталей. Три сотни точно будет! Из слоновой кости и макоре — экзотической пароды дерева. Впрочем, по количеству мелких элементов этот экспонат явно проигрывает настольному кабинету. Украшений столько, что со счета собьешься.

Всего десять дощечек — по количеству сторон у диковинного шкафчика. Отделка из бронзы, перламутра, лазурита, яшмы, даже панциря черепахи. Мозаику соберут при помощи клея из рыбьих плавников. Он служит меньше синтетических, зато не портит дерево. А эти экспонаты еще предстоит отреставрировать. Две кареты уже стоят в мастерской: роскошная коронационная, предположительно Елизаветы Петровны, и дорожная Екатерины II. В том, что они принадлежали именно монаршим особам, и сомнений нет. Хозяина ручка выдает. Расположена с внешней стороны.

В 1942-м в помещение, где стояли кареты, влетел снаряд. Пострадала крыша, лавка кучера, появились пробоины в стенах. Со временем истлела обивка из лионского бархата, пожелтели живописные панно. Работы лет на пять. Зато после экипажи не просто заблестят. При желании в них даже можно будет прокатиться. Впрочем, испытывать на прочность царский транспорт вряд ли кто-то позволит.

Новости культуры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *