Чтец Итиро Катаоко приехал в Москву

04.12.2018 | 19:59

Чтец Итиро Катаоко приехал в Москву

В Москву из Японии приехал Итиро Катаоко, профессиональный чтец бэнси. Его пригласили озвучить во время показа фильмы классика японского кино Ясудзиро Одзу. Ретроспектива лент проходит в Третьяковской галерее. Станислав Анисимов о том, кто такие бэнси и как им удается заставить заговорить немое кино.

Кинозал в Третьяковке универсальный — его оборудование позволяет показывать фильмы любого формата. В эти дни здесь идут немые ленты классика японского кино Ясудзиро Одзу в проекции с 16 миллиметровой кинопленки.

«У Одзу 34 немых фильма, правда из них сохранилось не так много. Сохранилось 17, в нашей программе их будет 10, и 4 из них будет озвучено Бэнси вместе с музыкальной импровизацией, под фортепиано, не под сямисэн, которую Итиро Катаоко, бэнси, приехавшему из Токио, поможет сделать Филипп Чельцов, наш замечательный тапер», — рассказал Максим Павлов, заведующий отделом кинопрограмм ГТГ. 

Фильм «Повесть о плывущих водорослях» — история бродячих артистов театра кабуки. Итиро Катаоко озвучил диалоги актеров и прокомментировал драматические повороты сюжета в этом полнометражном фильме Ясудзиро Одзу. Но у бэнси и есть и еще одна задача.

«Этот фильм был снят в 1934 году, моя задача приблизить его современной публике. Я передаю грусть и радость, всю палитру эмоций героев фильма. Неповторимую интонацию картины», — объяснил бэнси Итиро Катаоко.

У бэнси своя специализация: у многих — свое амплуа. В зависимости от чтеца один и тот же фильм может быть представлен и как драма, и как комедия. На русский язык слово «бэнси» можно перевести как говорун или болтун.

«Самое удивительное, что бэнси, который будет комментировать и играть за всех персонажей, он ведь не просто воспроизводит раннее кино, он дает нам совершенно другое причастие к изображению. Он наш представитель там, на экране. Воздействие такого сеанса совершенно другое, чем звуковое кино», — отметил киновед Наум Клейман.

В кинематограф сказители пришли из традиционного японского театра. На самых лучших ходили как на концерты поп-звезд. На афишах к новому фильму часто помещали большой фотопортрет бэнси, а рядом, поменьше – актеров-исполнителей. С театром искусство бэнси роднит импровизация. Вместе с музыкантами чтецы каждый вечер разыгрывают новый спектакль, хотя фильм не меняется.

«В Японии переход от немого к звуковому кинематографу очень запоздал. Одна из главных причин — это существование Бэнси, которые устраивали протесты и бойкоты против звукового кино. У них были свои профсоюзы», — пояснила Анастасия Федорова, историк японского кино.

Комментарии к фильмам у бэнси передаются по наследству. Итиро Катаоко привез в Москву свой собственный вариант. Перевод зрители увидят на экране. Ничто не помешает услышать неповторимую авторскую интонацию и музыкальную импровизацию. 

«Тапер реагирует на все. Не только на экран и драматургию, на зрителей, думая о том, что они поймут, усвоят. Когда показ идет в тишине, то выразительная часть принадлежит музыке. То здесь музыка является не только контрапунктом к фильму, но еще и к артисту», — поделился тапер Филипп Чельцов.

Искусство кинодекламации существовало во всех странах. «Великий Немой» все же говорил. Бэнси — последние представители этого редкого жанра. Увидеть и услышать их выступление — возможность уникальная. 

 Новости культуры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *